От Слободчикова Сергея Леонидовича

Уставная грамота Багарякской слободы

Копийная книга

 

ГАСО. Ф.24. Оп.2. Д.1436.

 

(л.40/43) Лета 7193-го(!) октября в 31 день по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и великие государыни благоверныя царевны и великие княжны Софии Алексеевны всея Великия и Малыя и Белыя России самодержцев память Шадринские слободы драгунам Ивашку Кузнецу с сыном Данилком да Катайского острогу крестьянину Панкрашке Жданову. Ехати им ис Тобольска по Исете реке и вверх по Синаре реке на Багаряк речку для того: в прошлом во 196-м году ноября в 2 день били челом великим государем они Ивашко и Данилко и Панкрашка, а в Тобольску в приказной полате боярину и воеводам Алексею Петровичу Головину с товарыщи, подали за рукою челобитную. А в челобитной их написано: великие государи пожаловали б их, велели им вновь слободу построить по Исете реке вверх по Синаре реке на Багаряке речке по край болшаго бору. А то де место порозжее, в межах с Катайским острогом с нижную сторону Синары реки по правую сторону до уралские дороги, а по другую верхную сторону Синары реки с правую сторону до Шаблиша озера. А крестьян велели б прибрать на денежной оброк. И Ивашка Кузнеца с сыном Данилком велели б от драгунские службы свободить, а Панкрашке велели б оброчной хлеб с пожитки здать. И ноября в 12 день послана в Катайской острог к Нифантию Заливину память, велено взять с собою Катайского острогу и иных слобод старожилцов руских людей и тотар, и по челобитию Ивашка Кузнеца с товарыщи про порозжую землю, о которой они бьют челом, и великим государем вновь под слободусыскать болшим (л.40/43 об.) повалным обыском рускими людми и тотары, что та земля порозжая ль и лежит впусте и в даче и в отводе наперед сего за кем не бывала ль, и не татарская ль и не ясашных ли людей угодья, и не в чертеже ль и не в отводе ль у которой слободы или манастыря. И бобровых гон в тех местах и спору и челобития какова о той земле нет ли и не бывало ль. И мочно ль на том месте вновь слобода построить и беломесных казаков и крестьян прибрать и пашни роспахать. И досмотреть и сметить и описать подлинно, сколко в тех местах по мере десятин или по смете на сколко будет верст пахотной земли, также и непахотной и сенных покосов и что какова угодья, и учинить той всей земле чертеж. Да тот сыск и досмотр и чертеж за своею и обыскных руских людей и за татарскими знамены прислать в Тоболеск. И о том к боярину и воеводам Алексею Петровичу Головину с товарыщи писать. И в нынешнем 197-м году октября в 16 день писал в Тоболеск и боярину и воеводам Алексею Петровичу Головину с товарыщи Нифантей Заливин и прислал сыск и книги. А в книгах за ево Нифантиевой рукою написано. По челобитью Ивашка Кузнеца с сыном Данилком да Панкрашка Жданова ездил вверх по Синаре речке и до речки Багаряку до болшаго бору и землю досматривал. И тои земле, в которых местах построить внов на Багаряке речке слобода, межи и грани и чертеж учинил. С верхние межи Колчеданского острогу от глубо(ко)го логу вниз по Багаряку по правую сторону до Синары речки, а по Синаре речке (л.41/44) вверх на правую сторону до березы, а на той березе грань. И от той березы и грани на речку Синару прямо на ключь и до межи Катайского острогу. А от того ключа и Катайского(!) межи до уралские дороги. А от уралские дороги вверх по той же Синаре речке по обе стороны на нижное озеро Аллак, а от того озера на Синарское озеро, а з Синарского озера на Багаряцкое озеро, а з Багаряцкого озера на межевое Колчеланского острогу на Карасье озеро, а с Карасья озера на Юлаш озеро, а с того озера Юлашу на Куяныж озеро, а с Куянышу озера на Травяное озеро, а с Травяного озера прямо на Багаряк речку до того ж глубокого логу. А на той межевой земле и чертежу были Катайского острогу драгун и пушкарь и крестьян шесть человек да один человек колчеданской крестьянин, а в сыску Катайского острогу драгуны и беломесные казаки и крестьяне Ванка Яковлев сын Золотар, Гаврилко Иванов с товарыщи одиннатцать человек. И все драгуны и беломесные казаки и крестьяне сказали: вверх по речке Синаре с речки Карабалки по Багаряку речке, о которой земле били челом великим государем Ивашко Кузнец с товарыщи вновь под слободу по Багаряку речке, и тая де земля порозжая и в даче и в отводе за кем была ль, про то они не знают. Да Колчеданского острогу драгуны и беломесные казаки и крестьяне Ивашко Елизарьев, Гришка Колотилов с товарыщи восемь человек сказали: по отводу межи от Исети реки вверх по Синаре речке до россох, в россохах (л.41/44 об.) камень, на камню сосна, на сосне грань – крест нарублен. С тое сосны по Багаряку речке до Осытного яру, с Сытного яру на другую сторону на ключик, на ключике сосна, на сосне грань – крест, с сосны на озерко на березу, на березе грань – крест нарублен, з березы на Куяныш озеро, с Куянышу на Юлаш озеро, с Юлашу на Карасье озеро, с Карасья озера по истоку вниз до Исети реки, за Исеть руку(!) от Исети реки впрям до Пышминского бору, с Пышминского бору на болшое болото, з болшаго болота на Абызовку речку, вниз по Абызовке речке, пала Абызовка речка в курью, а курья пала в Ысеть реку. А за тем колчеданским отводом и межею за Багаряком речкою и за озерами, кои писаны выше сего, земля порозжая. А тоею(!) владеют или кому в дачу отдана, того они не знают. И Ивашку Кузнецу с сыном Данилком и Панкрашке Жданову, приехав на Багаряк речку строить им вновь слобода Багаряцкая и призывать в тое слободу в оброчные крестьяне на денежной оброк и в беломесные казаки Тоболского и Тюменского и Верхотурского ведомств из слобод крестьянских детей и братью и племянников от семей. А беглых людей, которые бежали в Сибирь из руских поморских городов и живут в слободах после писцовых книг столника и писца Льва Поскочина и переписных книг столника ж и писменного головы Ивана Спешнева, тех во крестьяне и в беломесные казаки отнють не принимать. По указу великих государей и по грамотам тех беглых людей (л.42/45) велено из Сибири высылать в руские поморские городы на старые их жилища, хто откуды бежал. А беломесным казакам живучи в той слободе служить великих государей службу без денежного и без хлебного и соляного жалованья с пашни. А крестьян призывать на лготныя годы, а собинной пашни крестьяном давать на рубль с полтиною по пяти десятин в поле, а в дву по тому ж, а на дватцать на пять алтын по полутретьей десятине, а на двенатцать алтын на три денги по десятине с четвертью, а на шесть алтын по(!) полторы денги по полудесятине с получетью в поле, а в дву по тому ж. А беломесным казакам за оклады земли давать по полутретьей десятине в поле, а в дву по тому ж. А которых слобод крестьянских детей и братью и племянников в тое слободу в беломесные казаки и во крестьяне призывать учнут, и по тех беломесных казаках и по крестьянех имать поручные записи з добрыми порутчики, что им в казну великих государей годовой денежной оброк платить и никуда не збежать и никаким воровством не воровать. И беломесным казакам служить великих государей службу с пашни без денежного и бес хлебного и соляного жалованья. А для печатания отписок и проезжих грамот и для всяких государевых дел дана им Ивашку и Данилку и Панкрашке в Тоболску государева таможенная печать медная новые Багаряцкие слободы. А как крестьяне учнут в той новой слободе приходя селитца и им с теми (л.42/45 об.) крестьяны уговарыватца хто учнет в казну великих государей денежного оброку платить по полутора рубли на год, и тому лготы давать на год, а после году платить в казну великих государей оброк. А хто учнет платить дватцать пять алтын и тому лготы давать на полгода, а после полугода платить денежной оброк. А хто учнет платить болше или менше и тому лготы давать против того ж по росчету и после того платить денежной же оброк. Да по тех беломесных казаках и по крестьянех имать им Ивашку и Данилку и Панкрашке поручные записи, что им жить в тои слободе смирно и дворами строитца и никуда не съехать и не збежать и никаким воровством не воровать. И после лготных годов велеть им крестьяном всякое государево тягло тянуть и мирские подати платить. Да с тех поручных записей велеть писчему дья(ч)ку списывать списки и те поручные записи присылать в Тоболск к боярину и воеводам Алексею Петровичю Головину с товарыщи. А у себя в слободе в судной избе оставливать списки. И жити им в той слободе от калмыцких и от башкирских воинских людей с великим бережением. И буде какие вести про воинских людей где явятца и им о том писать в Тоболск к боярину и воеводам Алексею Петровичю Головину с товарыщи и Тоболского розряду в городы к воеводам и Тоболского и Верхотурского и Тюменского и Туринского уездов в слободы, (л.43/46) чтоб воинские люди под городы и под слободы безвесно войною не пришли и дурна какова не учинили. Да им же Ивашку и Данилку и Панкрашке в той новой слободе збирать великих государей таможенные всякие пошлины с туточных крестьян и з беломесных для новые слободы, с проезжих людей по оценке с рубля по десяти денег, а которые люди учнут приезжать в Багаряцкую слободу ис Тоболска или Тюмени или других городов из слобод для торгу со всякими товары и учнут в тои слободе торговать, и с тех приезжих со всяких людей имать на великих государей десятые пошлины по гривне с рубля, а с хмелю десятой пуд. И во всем им Ивашку и Данилку и Панкрашке искати великим государем прибыли с великим радением. А буде они Ивашко и Данилко и Панкрашка против сего наказу не учинят, а учнут чем корыстоватца, и им за то от великих государей быть в жестоком наказании и в смертной казне безо всякие пощады. И с челобития великих государей печатных пошлин в Тоболску в приказной полате дватцать пять алтын взято. К сей наказной памяти великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и великие государыни благоверныя царевны и великия (л.43/46 об.) княжны Софии Алексеевны всея Великия и Малыя и Белыя России самодержцев печать царства Сибирского города Тоболска боярин и воевода Алексей Петрович Головин приложил.

На подлинной подписано тако: дьяк Максим Данилов.

Справил Ивашко Лосев.

@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@

Советую ознакомиться!Советую ознакомиться!

@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@