"Защита Родины – священный долг"

                                   Молчаливы Афганские горы

Афганистан

           Он сидел за второй партой и смотрел на меня ясными  любознательными глазенками. Мальчишка готов был ответить на  каждый поставленный вопрос, моментально решить задачку.  Обыкновенный озорной деревенский парнишка Игорь, Игорек... Он  жил своей детской счастливой жизнью с мамой и папой, младшим  братом и маленькой сестренкой. Гонял со сверстниками  мяч, бегал в  клуб на дискотеку, влюбился в Леночку, которая оказалась потом  надежной и верной спутницей жизни. И, конечно же, не знал, что  судьба ему готовит жестокие испытания на прочность характера, на  мужество, на стойкость.

         Осень 1984 года. Лес и после листопада красив  -  тихий,  задумчивый и величавый. Особенно хороши были ясные, чуть  морозные дни, когда деревья и кустарники запорошены снегом, а  лужи покрыты тонким прозрачным ледком. И вот в такой из дней  принесли Игорю Степанову повестку в армию. Сначала, как все,  прибыл в Копейск, а потом отправили в Егоршино Свердловской  области. Значит, заграница. Но он еще не знал куда. Либо в Германию, либо в Афганистан. От старослужащих узнал, что если ремень выдадут хороший, мягкий, кожаный, значит Германия, если жесткий, они называли "деревянный", значит Афганистан. Выдали "деревянный".

        И вот Ташкент, затем Мары Туркменистана, карантин перед отправкой на войну. Условия жизни ужасные, здесь пережили холод и голод. Марш-броски в любую погоду, изучение техники, оружия. И очень хотелось домой. Приходили шальные мысли: сесть в поезд и уехать к себе на Урал, в родное свое село Огнёво, которое очень часто снилось по ночам. Скучал по маме, по любимой девушке. Но все выдержал Игорь. Он знал, что самое трудное у него впереди. Это Афганистан, это интернациональный долг. И его он должен выполнить, так нужно Родине.

Игорь Степанов с однополчанами

        Из 500 человек, что находились на "карантине", их, вероятно, самых способных 40 человек отправляют учиться на автокрановщиков в Ташкент. Условия жизни здесь резко отличались от "карантина". По настоящему учили и хорошо кормили.

        ...И вот их самолет приземлился в Кабуле. Чужая земля. Сердце сжалось от боли и тоски, когда же увидит родной дом.

        Что же, приказы не обсуждают, и попал Игорь в саперный батальон, в роту спецминирования. Что пережил, вспоминать очень трудно. Только горы чужие все знали, но они молчаливы.

        Исколесил весь Афганистан на автомобиле, развозил по частям различные грузы. Всякое случалось в дороге. Как-то чуть не попал к "духам". Когда ехали по горной дороге, навстречу двигалась наша колонна. Свернул немного на обочину, попал на огромные валуны, сорвало бензобак. Колонна прошла, а тут и они - "духи", вооруженные до зубов, окружают его автомобиль. Удалось выползти из кабины незамеченными и скрыться в горах. Вдвоем с прапорщиком долго добирались до расположения своей части. Шли день и ночь, выделяя несколько часов для отдыха. Ночи были очень холодные, и если снимали сапоги, то к утру они застывали. Потом долго терли их, чтобы натянуть на ноги. Что пришлось пережить в пути, видели только горы Афгана, но они суровы и молчаливы.

       С теплотой в голосе вспоминает Игорь друзей, были все сплоченные братской дружбой. Единая семья. И как нельзя лучше здесь поговорка: "Один за всех и все за одного". По вечерам пели под гитару любимые песни, шутили и писали домой письма. "Каждый день я получала от него теплое послание, и каждый день писала ему", - улыбнулась жена Лена.

       А как же тяжело было терять своих товарищей, друзей. Еще вчера они были вместе, смеялись и дурачились, а сегодня кого-то уже нет. Пустая, аккуратно заправленная кровать, на ней парадная фуражка солдата, и все. И это было самое страшное. Игорь незаметно смахивает непрошеную слезу и продолжает вспоминать. Раз два взвода с разных сторон подошли к кишлаку, беря в кольцо банду. "Духи" пошли на хитрость. Постреляли в одну сторону, в другую, и тайными тропами быстро отошли в горы. А наши два взвода ввязались в перестрелку. И такие досадные ошибки очень трудно переживали все.

       А раз им довелось увидеть страшную картину расстрела пленных. При отступлении "духи" толпами выводили их на мост и расстреливали почти в упор.

       Очень часто Игорь и сейчас не может спать по ночам. Снятся кошмары, болят простуженные ноги. Здоровье унесла афганская война. "И не только война, - говорит Игорь Михайлович, - а еще бездушие, безразличие чиновников и врачей". У него очень болят ноги, тромбофлебит, но в Каслях ему ничем не помогли. Хотя очень тепло отзывается о медсестрах, санитарках. Они делали для него все. А вот врачи, по его мнению, проявили самое настоящее равнодушие. "Если бы не выпросился на лечение в Челябинск, то умер бы, наверное" - с горечью в голосе говорит Игорь.

       Но этот человек не потерялся в жизни, такой непростой и непонятной сейчас. Совхоза нет, работы нет. Но у него золотые руки, хозяйственная деловая хватка. Есть у Игоря Михайловича старенький трактор, содержать который очень непросто, и небольшое подворье. Не сломленный войной, он постоянно борется с жизненными ситуациями в мирное время, особенно в поисках работы. А ведь многие растерялись... С ним рядом красивая жена, умница Лена, две дочери - красавицы, Вера и Катя. И семья для него - смысл жизни.

             в начало                                               февраль 2007                                                             Н.Г.Толшмякова 

                        Участник парада на Красной Площади

                                                        живет в селе Огнёво

         В октябре прошедшего года исполнилось бы 100 лет  нашему односельчанину, защитнику Отечества, Участнику  Великой Отечественной войны Максиму Ивановичу  Дресвянкину. Он сражался с фашистами под Москвой и  пропал без вести. А через 24 года его внук Анатолий  Васильевич Дресвянкин принимал участие в параде в Москве,  на Красной площади. Вся страна тогда праздновала 50-летие  Октябрьской революции.

        Анатолий Васильевич очень скромный, немногословный,  работящий человек, который, если нужно было, работал с утра до  ночи в поле. Был водителем, трактористом. Совхоз тогда нуждался в  таких людях. Выносливость, ловкость, терпение. Этими качествами  обладал молодой человек, прошедший суровую службу в Армии.

                 Служба

        Сорок лет прошло. Много воды утекло. А помнит годы своей  службы Анатолий Васильевич. "Этого забыть нельзя!, - задумчиво  произносит он, глядя в окно на заснеженную улицу. Служил в  воздушно-десантных войсках в городке Ефремове Тульской области.  Запомнился первый прыжок с парашютом. Еще ничего не знал,  поэтому страха не было. Просто шагнул в бездну, закрыв глаза. А  когда открыл: красота необыкновенная. Поля, леса разделены на какие-то неправильные геометрические фигуры. Земля как бы надвигалась, приближаясь. Приземлился удачно. Сердце стало сжиматься после неудачного прыжка, когда он повредил ногу, а его сослуживец - позвоночник. Дул сильный ветер, и их бросило на застывшие комья распаханного под пары поля. Зимой их сбрасывали в заснеженные овраги. Зарывались вместе с парашютом в глубокий снег, а потом с 30-килограммовой ношей выбирались наверх.

       Однажды произошел курьезный случай. Приземлившись, Анатолий увидел, что на него летит сверху какой-то предмет. Это был валенок, слетевший с парашютиста, который еще был в воздухе. (Валенки старались брать на несколько размеров больше.)

       И вот в начале осени 1967 года им сообщили, что их дивизион будет принимать участие в параде на Красной площади.

Дресвянкин Анатолий Васильевич

                  Парад

         За месяц до парада их, 120 человек, отправляют под Москву. И началась изнуряющая муштра. Отрабатывалось все до малейшего движения. Приезжала комиссия из генералов, смотрела, давала указания, и подготовка продолжалась. По выходным возили на экскурсии в Москву. Побывали в Доме офицеров, в музее Вооруженных Сил, а главное - на праздничном концерте во Дворце Съездов. Запомнилось, как знаменосцы выносили знамена от каждой (в то время) республики: четко, слаженно, красиво.

        Кроме экскурсий, не забылось и посещение бани-душевой. Впускали сразу человек двести, каждого в свою кабину. Воду давали ровно на 20 минут. Кто успевал, а кто и в мыле выскакивал, зато в последующие помывки успевали все...

        И вот 5 ноября ночью в 23 часа последняя репетиция, уже на Красной площади. А в день парада их привезли в 5 часов утра к Александровскому саду. Ожидание своего выхода длилось более 5 часов. На ногах у всех  "хитрые сапоги" (очень холодно в них), начищенные до зеркального блеска. Продрогшие окончательно, с волнением въехали на главную площадь страны. На трибунах Мовзолея руководители партии и правительства. Незабываемые минуты....

       Измученных, но гордых встречали с радостью сослуживцы в части.

       Анатолий Васильевич и сейчас хранит медаль "Участнику военного парада, посвященному 50-летию Октябрьской революции".

                Семья

        А внуков у них с Людмилой Петровной трое: Марина, Даша и маленький Алеша. "Это наша радость и надежда", - с любовью в голосе говорят супруги.

        Но вот голоса их задрожали, скорбь и печаль послышались в них: заговорили о сыне. Андрей нес службу в Германии, в 90-х годах, имел благодарности от командования, заслужил отпуск. А вот в гражданской жизни не нашлось ему места. Очень суровы и жестоки пришли новые времена, не вписался он в них. "Уже четыре года нет с нами нашего сына", - горестно вздыхает Людмила Петровна, а Анатолий мнет в руках "спасительную" сигаретку. Тяжелая тишина повисает в комнате, только тиканье часов нарушает ее. Невосполнимая утрата. Но забота о внуках требует внимания и участия. Да и дочь Светлана во всем поддерживает их.       

         Каждое утро Анатолий Васильевич выходит за ворота, как раз напротив - школа. Он ждет, когда побежит на уроки его внучка - отличница Марина, дочка сына. Она приветливо помашет ему рукой. И потеплеет на душе у бывшего солдата.

  в начало                                              февраль 2007                                                                        Н.Г.Толшмякова